Карре Джон - Война В Зазеркалье



literature_adv Джон Ле Карре Война в зазеркалье II-я мировая война осталась позади. Где-то вовсю идет «холодная война», но в Департаменте армейской разведки Великобритании все тихо и обыденно: фотографии на стенах рождают призраков былого величия и былой настоящей работы. И вдруг выпадает шанс снова показать себя в деле – где-то в восточной Германии якобы кто-то видел советские ракеты...
О скуке «холодной войны», о людях, которые пережили свое время и попытались его вернуть. И о том, что, в конце концов, ностальгия в разведке неуместна.
1964 ru St_ from Madeburg St_@rambler.ru UltraEdit, FB Tools, Schema Viewer 2004-01-26 C3739899-B02C-446E-84A2-68448B2FB1B2 1.0 Converted by St_. Madeburg, january/2004Джон Ле Карре
Война в зазеркалье
Я даже согласна быть пешкой, только бы меня взяли в игру.
Л. Кэррол. Алиса в Зазеркалье«Непосредственно перед сеансом связи не рекомендуется брать в руки и переносить тяжеловесные предметы – сундуки, чемоданы и т. п., – так как мышцы предплечья, кисть и пальцы теряют чувствительность, необходимую для четкой работы с ключом Морзе».
Ф. Тэйт. Полный курс .Морзе. Изд-во «Питмэн»Джеймсу Кеннавею посвящается
Предисловие
Люди, клубы, учреждения и разведывательные организации, описанные в моих книгах, не существуют и, насколько мне известно, не существовали никогда. Я хочу это подчеркнуть.
Я должен поблагодарить Общество радиолюбителей Великобритании и мистера Р. Е. Молланда, редакторов и сотрудников журнала «Эвиэйшн Уик энд Спэйс Текнолоджи» и мистера Рональда Коулса за ценные технические консультации; я также благодарен моему секретарю мисс Элизабет Толлингтон.
Но более всех я обязан моей жене за неутомимое сотрудничество.
ДЖОН ЛЕ КАРРЕ Агиос Николаос, Крит Май 1964 г.
Часть первая.
МИССИЯ ЭЙВЕРЛИ
Здесь лежит дурак, который пытался обдурить Восток.
Р. КиплингГлава 1
Летное поле было покрыто снегом.
Нанесло его с севера, надуло в тумане ночным ветром, пахнущим морем. Здесь ему и лежать всю зиму, невозмутимо, колючей леденистой пылью припорошив серую землю, не примерзая к ней и не тая, как будто нет других времен года. Перемежающийся туман наплывал, как дым войны, проглатывал ангар, радарную кабину, аэродромные машины, потом обнажал, смыв краски, то одно, то другое – их черные, помертвевшие остовы торчали на белом пустыре.
Вид без перспективы, впадин и теней. Небо и земля сливались; силуэты людей и зданий оцепенели от холода, будто смерзлись под слоем льда.
По ту сторону летного пола не было ничего – ни дома, ни пригорка, ни дороги, не было даже забора или дерева; только небо, придавившее дюны, и бегущие мглистые облака над грязным балтийским берегом. Где-то сзади были горы.
Ребятишки в школьных бескозырках столпились у обзорного окна, оживленно болтая по-немецки. На некоторых были лыжные костюмы. Тэйлор глядел мимо них со скучающим видом и, так и не сняв перчаток, держал в руках стакан.

Один ид мальчиков обернулся и уставился на него, потом покраснел и что-то шепнул другим. Они все примолкли.
Резким движением руки как бы описав полукруг, он выпростал запястье из рукава и взглянул на часы – это было в его стиле, ему хотелось, чтобы по жесту в нем узнавали военного человека, и не просто, а из приличного полка, члена приличного клуба, человека, который понюхал пороху.
Без десяти четыре. Самолет запаздывает уже на час. Сейчас должны объявить – почему.

Всякое могут сказать – туман, или просто – задержан вылет. Скорее всего, сами не знают и уж точно не. объявят, что он на двести миль отклонился от курса и сейчас находит



Назад