Кармиггелт Симон - В Гааге



Симон Кармиггелт
В Гааге
До Харлема я занимал в гаагском поезде один целое купе. Потом напротив
меня расположилась молоденькая мама с сынишкой. Светловолосый мальчуган лет
четырех имел при себе игрушечного медведя и, как вскоре выяснилось, леденцы.
Некоторое время он испытующе смотрел на меня, а затем сообщил:
- Я еду к бабушке в Гаагу. Ночевать.
Всегда я удивляюсь как подарку, когда при виде меня ребенок не
разражается рыданиями, а заговаривает со мной.
- Вот и отлично, - сказал я.
Он кивнул с широкой, удовлетворенной улыбкой, обозначившей на его щеках
две ямочки. Это было веселое, непосредственное создание, и у матери хватало
здравого смысла не одергивать его. Улыбаясь, она предоставляла ему полную
свободу действий.
- Ты тоже едешь в Гаагу? - спросил он.
- Да, - ответил я.
- Тоже к бабушке?
- Нет, к маме.
- И к папе?
- Нет.
- Почему - нет?
- Потому что мой папа давно умер.
- Его застрелили? - поинтересовался он.
- Слава Богу, нет, - сказал я, - он просто умер.
Внезапно он бросился к окну и в восторге закричал:
- Будозер!
Мы проезжали мимо котлована, где вгрызался в землю огромный бульдозер.
- Дома у меня тоже есть будозер, - с гордостью сообщил он. И посмотрел
на меня. - Леденец хочешь?
- Я не ем леденцов, - сказал я, - но он внука слыхал, что это очень
вкусно.
Он положил в рот леденец. До того огромный, что малыш полностью лишился
возможности продолжать беседу. Поезд остановился, в наше купе вошел средних
лет мужчина и сел рядом со мной. Мальчуган справился с леденцом и критически
оглядел нового пассажира. Потом с некоторым сочувствием в голосе заметил
мне:
- Теперь до самой Гааги тебе придется сидеть рядом с этим дядей.
Мужчина, шелестевший утренней газетой, вздрогнул от неожиданности т
сказал:
- Я с удовольствием посижу с твоим папой.
У спортсменов это называется "удар мимо ворот", но, возможно, мужчина
ошибся на целое поколение просто потому, что он плохо видел и носил очки.
- Почему ты с удовольствием посидишь с моим папой? - спросил парнишка.
- Ну, потому, что мне приятно, - сказал мужчина .
- Ты что, знаешь моего папу?
- Нет, не знаю.
Даже на международных конференциях люди не проявляют такого полнейшего
непонимания.
- Посмотри, еще один будозер, - сказал я.
По счастливой случайности мы снова проезжали мимо котлована, на краю
которого возвышалась эта громадина. Мальчуган долго смотрел в окно. Потом
спросил:
- В Гааге ты поедешь на трамвае или на такси?
- Пойду пешком, - ответил я.
- А ты пойдешь по маленькой дорожке под мостиком? - спросил он чуть ли
не с надеждой.
- Да, - кивнул я, потому что не хотел отбирать у него этот мостик.
- Мы там поедем на трамвае, - объяснил он. - Когда увидишь меня в окне,
помаши, ладно?
Я обещал. В Гааге он помог поезду остановиться, изо всех сил тормозя
правой ногой. На перроне его мама пошла купить цветы. Когда я спускался по
лестнице, он окликнул меня. Широко улыбаясь и прижимая к груди медведя, он
сидел на корточках за прутьями решетки и махал мне вслед. Я тоже с улыбкой
оборачивался и махал в ответ до тех пор, пока не прошел через контроль. День
начался хорошо. У меня появился друг.




Назад