Каринти Фридеш - Письма В Космос



Фридьеш Каринти
Письма в космос
2 января
Братья! Счастлив и горд доложить: я прибыл на Землю!
Мой путь на ракетном корабле длился около трех месяцев, и вот вчера, на
закате солнца, я приземлился вблизи большого холма, у подножия которого
раскинулся незнакомый город. Сейчас я дам себе небольшой отдых, а потом -
за работу, за необыкновенную, прекрасную, благородную работу! Свое краткое
сообщение я пишу с места посадки, завтра я - первый человек из космоса -
войду в город, где живут люди Земли. Какая это будет великая минута в
истории вселенной! Я раскрою перед жителями Земли тайну своего
существования, я расскажу им о том, что прибыл с планеты Марс, для того
чтобы две человеческие цивилизации все узнали друг о друге. Что это будет
за зрелище! Дух захватывает при одной мысли об этой минуте! Я вижу
огромную, ликующую толпу, которая жадно ловит каждое мое слово; я расскажу
им о великих открытиях, об истории Марса, о наших идеях, которые обогатят
детское сознание обитателей Земли, более молодой по сравнению с нашей
планетой. Заверяю вас, дорогие братья марсиане, что ваш посланец окажется
достойным великой миссии, выпавшей на его долю.
3 января
Город, где я приземлился, называется Капиталистбург. Своей миссии я
пока что не выполнил. Просто не было возможности. Появление мое не вызвало
того энтузиазма, на который мы рассчитывали. Правда, несколько человек на
улице обернулись мне вслед, но тут же торопливо продолжали свой путь. Я
остановился на довольно просторной площади и произнес речь. Меня
действительно окружила небольшая толпа, но вскоре подошел какой-то человек
в синей форме и блестящей металлической каске и пригласил следовать за
ним. Вся беда, наверное, в том, что я еще не овладел их языком; я пытался
объяснить жестами и мимикой, что отлично знаю людей Земли, ибо мы на Марсе
вот уже более двух тысяч лет наблюдаем через специальные телескопы за
жизнью людей и нам они хорошо известны. Однако меня, как видно, не поняли.
Позднее, когда я снова вышел на улицу, то в ближайшем книжном магазине
купил грамматику. До тех пор, пока не выучу их языка, писать вам больше не
буду.
5 февраля
Уже довольно прилично изъясняюсь на капиталистбургском языке. Многое
для меня прояснилось. Например, нельзя говорить вслух, что думаешь, иначе,
как здесь выражаются, "посадят". Но зато не возбраняется развешивать по
городу глупые афиши, объявляющие о публичной лекции "Есть ли жизнь на
Марсе?", которую прочтет марсианин.
Вот только маленькая загвоздка: афиши печатают здесь в обмен на
какие-то кругляшки из металла, которые называются "день-ги". Нельзя ли
как-нибудь прислать такие кругляшки?
20 марта
Ура! С превеликими трудностями, но все же прочел публичную лекцию в
малом зале "Ройял". Жаль, слушателей почти не было и успех оставлял желать
много лучшего. Это неприятно, ибо не могу расплатиться за рекламу.
Задумываюсь, не съездить ли домой, чтобы раздобыть немного этих...
денег, но, как ни прискорбно, ракетный корабль я вынужден был заложить в
ломбард. Мой доклад, говорит некто Шварц, не удался, так как я объявил
аудитории, что прибыл прямо с Марса. Он считает, что умнее было бы
представиться просто ученым, приват-доцентом, имеющим некоторые
оригинальные мысли о жизни на Марсе. Кто знает, может быть, он и прав?
15 июня
Нашел способ добыть кругляшки - взялся за литературный труд. Отправился
к книгоиздателю, как посоветовали в редакциях газет, где сочли мою
рукопись о Марсе слишком серьезной. Этот Шварц говорит, что



Назад