Каринти Фридеш - Кашпарек



ФРИДЬЕШ КАРИНТИ
КАШПАРЕК
Помню, когда мне было семь лет, я очень обрадовался надорванному
трамвайному билету, который мне подарила тетушка Анжела, сказав, что это
десятифоринтовая купюра, Я подпрыгнул от радости, на что мой папа сердито
заявил:
- Господин Кашпарек уже в третий раз присылал сказать, что не может
выдержать шума над головой. Выражай свою радость потише, сын мой.
Я стал выражать свою радость потише и запомнил про себя это
имя-Кашпарек.
С тех пор стоило мне прыгнуть со стула на пол, или громко стукнуть
дверью, или просто потанцевать, или забраться под диван в поисках
какой-нибудь вещи, или cесть на опрокинутый стул, изображая наездника, или
попытаться передвинуть из одной комнаты в другую кафельную печурку, как мой
отец кричал:
- Ты не даешь спать Кашпареку!
Или:
- Вот Кашпарек тебе задаст!
Или:
- Кашпарек вышел из терпения!
Постепенно Кашпарек в моем воображении превратился в зловещую фигуру.
Кашпарек-это существо или, скорее, абстрактное понятие, олицетворяющее злой
дух, нечто живущее под нами и вместе с тем обитающее внутри нас для
контроля за каждым нашим поступком. Он готов взреветь и схватить нас в
момент, когда мы чутьчуть повышаем голос. Он учит нас ходить по земле тихо,
спокойно и степенно. Он постоянно напоминает нам о нашем несовершенстве! И
вот медленно, но верно Кашпарек совершенно изменил мой характер.
Когда я приходил в ярость по какому-нибудь поводу и готов был топать
от негодования, нога моя вдруг застывала в воздухе и внутренний голос
предостерегал:
"Кашпарек!" И я плавно и осторожно опускал ногу на землю.
Порой мне хотелось обругать того, кто обманул меня, или громко
ответить тому, кто мне нагрубил, или дать затрещину негодяю, плюнувшему
сзади на мое пальто, но в решающий миг всякий раз перед моим мысленным
взором возникал предостерегающий и указующий перст Кашпарека, и я...
замолкал.
Если мне приходилось читать плохую книгу или беспомощную рукопись,
которые так и тянуло с отвращением отбросить в сторону, вновь звучал во мне
голос живущего этажом ниже Кашпарека, и я писал в отзыве о ненавистной мне
рукописи, что автор ее несомненно одаренный человек, но еще не вполне
опытный литератор.
Кашпарек сделал меня терпеливым, тихим и кротким.
Я увлекся философией и стал страстным христианином.
Я смирился со своей судьбой, успокоился и как-то во сне увидел себя
восседающим в парламенте за столом президиума, с председательским
колокольчиком в руке. Подо мной, внизу, между рядами кресел, элегантно
одетые люди неистово кричали друг на друга. Дискуссия достигла апогея, и
началась потасовка. Я потряс колокольчиком и спросил, из-за чего поднялся
весь этот гам. Выяснилось, что кто-то из депутатов заявил, будто у пестрой
сороки хвост короткий,-из-за этого и началась драка.
Я снова зазвонил. Тогда один из дерущихся, с выкаченными глазами,
громогласно потребовал, чтобы я немедля выступил с заявлением по поводу
сорочьего хвоста и дал недвусмысленный ответ на вопрос, короткий он или
длинный.
"Господа,-произнес я умоляюще,-оставим в стороне сорочий хвост. Прошу
вас не шуметь-вы разбудите Кашпарека".
"Долой Кашпарека! Кашпарек-изменник! - закричали господа депутаты и
еще сильнее затопали ногами.Подать сюда этого Кашпарека!"
И тут внезапно раздался ужасающий треск. Двери парламента
распахнулись, и в них появилась наводящая трепет фигура в рубище, с
глазами, налитыми кровью.
"Кашпарек!-закричал я в ужасе.-Это Кашпарек, что живет под нами!"
Я так заорал, что сам себя раз



Назад