Кард Орсон Скотт - Смертные Боги



Орсон Скотт Кард
СМЕРТНЫЕ БОГИ
Первый контакт получился совсем мирным, спокойным: внезапная посадка
кораблей возле правительственных зданий по всему миру, краткое обсуждение
условий, происходившее на местных языках, и последовавшее затем подписание
договоров, разрешающих пришельцам, в обмен на определенные услуги, построить в
предварительно оговоренных местах кое-какие здания. В общем, ничего
выдающегося. Привезенные чужаками технологические новшества, конечно, улучшили
жизнь на Земле, но все эти достижения и так стали бы доступными человечеству в
течение одного-двух десятилетий. Ну а самый главный дар пришельцев -
межзвездные путешествия - нес в себе большое разочарование. Чужаки не умели
летать быстрее света. На самом деле, у них имелось убедительное доказательство
того, что перемещение со сверхсветовой скоростью абсолютно невозможно. Лишь
поистине бесконечное терпение и чрезвычайно высокая продолжительность жизни
позволили им выдержать этот полет от звезды к звезде с черепашьей скоростью. А
человеческие существа успеют умереть еще до того, как преодолеют хотя бы малую
часть самого короткого из всех возможных перелетов.
Спустя совсем немного времени к присутствию чужаков стали относиться, как
к чему-то совершенно обыденному. Пришельцы утверждали, что больше ничего
землянам подарить не могут, и, пользуясь условиями соглашения, попросту
возводили свои здания.
Здания эти отличались друг от друга, и тем не менее у всех у них имелось
одно общее свойство: по стандартам местного населения, в этих сооружениях
безошибочно угадывались церкви.
Мечети. Соборы. Костелы. Синагоги. Храмы. Все - церкви.
Они не приглашали к себе прихожан, но каждого, кто заходил к ним в
церковь, встречали с радушием, кто бы из чужаков в это время там ни находился.
С каждым посетителем пришельцы затевали чудесную беседу, которая протекала
полностью в соответствии с его интересами. С фермерами говорили о сельском
хозяйстве, с инженерами о высоких технологиях, с мечтателями об их мечтах, с
домохозяйками о материнстве, с путешественниками о туризме, с астрономами о
звездах. И каждый, кто являлся к чужакам и говорил с ними, уходил от них с
добрым чувством. С чувством, будто наконец нашелся кто-то, для кого его жизнь
имеет значение. Что этот кто-то специально преодолел несколько триллионов
километров невыносимой скуки (они сказали, пятьсот лет!), чтобы только увидеть
его и поговорить с ним.
Потихоньку жизнь вошла в свое обычное русло. Ученые продолжали делать
открытия, инженеры, основываясь на этих открытиях, развивали технику. Так
меняется мир. Но зная, что где-то совсем рядом их уже не ждет великая научная
революция, что никогда не будет сделано потрясающего открытия, которое бы
распахнуло им дверь к звездам, люди, в общем и целом, сосредоточились на том,
чтобы просто быть счастливыми.
Это оказалось гораздо проще, чем все думали.
Уиллард Крейн был хоть и старым, но весьма довольным жизнью человеком. Его
жена умерла, но он не слишком расстраивался от того, что на короткое время
снова остался один в этой жизни, чего с ним не случалось с того самого
момента, когда Крейн вернулся домой с войны во Вьетнаме, вернулся без половины
ступни, и обнаружил, что его девушка ждет его, с ногами или без оных. Они
поженились и всю жизнь прожили в доме в Солт-Лейк-Сити, который, когда они в
него переехали, представлял собой убогий, полуразвалившийся пережиток прошлого
века, и который был теперь превосходным образцом архитектуры великой эпохи



Назад