Кард Орсон Скотт - Мастер Элвин 1



ОРСОН СКОТТ КАРД
СЕДЬМОЙ СЫН
Посвящается Эмили Джен,
вся необходимая магия уже ведома ей
БЛАГОДАРНОСТИ
Прежде всего я обязан поблагодарить Кэрол Брэйкстоун за ее помощь в
исследовании народной магии первых американских поселенцев. Материал,
который она добыла, принес мне массу полезных идей и позволил с точностью
до мельчайших деталей описать жизнь Америки периода покорения
северо-западных территорий. Также в своей работе я использовал информацию,
содержащуюся в "Путеводителе по американской истории" Дугласа
Л.Браунстоуна (издательство "Фэктс он Файл, Инкорпорэйтед") и "Забытых
дарах" Джона Сеймура (издательство "Кнопф").
Скотт Рассел Сандерс весьма помог мне, подарив экземпляр своей
замечательной книги "Заговоры в глуши: Истории о покорении Американского
континента" (издательство "Квилл"). Его работа стала для меня наглядным
примером, чего можно достигнуть, правдоподобно описывая жизнь первых
поселенцев, и немало помогла в работе над циклом о приключениях Элвина
Творца. И конечно же, хоть он давным-давно умер, я в огромном долгу перед
Уильямом Блейком (1757-1827). Именно он написал стихи и придумал
пословицы, которые так замечательно подошли характеру Сказителя.
Но превыше всего я благодарен Кристине Э.Кард за ее неоценимую помощь,
за ее критику, воодушевление, редакцию и вычитку моей книги. И за то, что
она практически в одиночку воспитала наших детей - они выросли мудрыми,
добрыми, воспитанными людьми, всегда готовыми простить своего отца, хотя
кто-кто, а он не лучший пример для подражания и не может похвастаться
всеми вышеперечисленными достоинствами.
1. ЗЛЮКА МЭРИ
Малышка Пэгги была очень осторожна и внимательна, когда собирала яйца.
Вот и сейчас, запустив руку в солому, она потихоньку двигала ее вперед,
пока пальцы не уткнулись во что-то твердое и тяжелое. На следы куриной
деятельности она просто не обращала внимания. В их гостинице частенько
останавливались семьи с маленькими детьми, и мама малышки Пэгги никогда не
кривилась при виде самых замызганных пеленок, а Пэгги старалась походить
на нее. Пусть даже куриный помет был липким и неприятным на ощупь,
склеивал пальцы, малышка не замечала этого. Она раздвинула солому, нежно
ухватила яйцо и достала из коробки, где сидела наседка. Все это
приходилось проделывать, стоя на цыпочках на качающейся скамеечке, пока
рука шарила в гнезде. Мама сначала говорила, что Пэгги еще слишком мала,
чтобы собирать яйца, но малышка Пэгги быстро доказала обратное. Каждый
день она заглядывала в куриные гнезда и приносила домой яйца - все до
единого, не пропустив ни наседки.
"Все до единого, - твердила она про себя. - Я должна собрать все яйца
до единого".
Еще раз повторив это, малышка Пэгги оглянулась, кинув настороженный
взгляд в северо-восточный угол сарая, который был самым темным местом в
курятнике. Там в своей коробке восседала Злюка Мэри собственной персоной.
Эта курица выглядела как настоящее порождение ада в перьях, ненависть так
и сочилась из ее противных маленьких глазок, которые как бы говорили: "Ну,
иди, иди сюда, девчонка, дай-ка я клюну тебя побольнее. Клюну в тот
пальчик, в другой, а если ты посмеешь подойти совсем близко, то и до глаз
твоих доберусь".
Большинство животных лишены внутреннего пламени, но Злюка Мэри так и
полыхала, так и коптила ядовитым дымом. Этого не видел никто, но малышка
Пэгги умела различать внутренний огонь, пламя сердца. Злюка Мэри мечтала о
том, чтобы все люди на земле умерли, и особенно она жаждала смерти нек



Назад