Кард Орсон Скотт - Краснокожий Пророк (Сказание О Мастере Элвине, Книга 2)



Орсон Скотт Кард
Краснокожий пророк
Цикл "Сказание о Мастере Элвине", книга вторая
Памяти моего деда Орсона Рега Карда (1891-1984),
чью жизнь, когда он маленьким мальчиком жил на
канадской границе, спасли индейцы из племени Крови.
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
Действие этой книги происходит в Америке, чья история иногда весьма
похожа, но зачастую очень отличается от нашей мировой истории. Поэтому
персонажи, носящие имена реально существовавших когда-то людей, вовсе не
обязательно являются точными портретами исторических личностей. В
частности, Уильям Генри Гаррисон, известный в Америке как президент, чей
срок пребывания на посту был самым кратким и чей предвыборный лозунг
"Типпекану, и Тайлер с ней" помнят поныне, в жизни был не столь
отвратительным типом - в отличие от моего персонажа.
Моя искренняя благодарность Кэрол Брейкстоун - за ее познания в жизни
американских индейцев, Бет Мичем - за Восьмиугольный Холм и Хребет
Кремней, Уэйну Уильямсу - за героическое терпение и моему прапрадедушке
Джозефу - за истории, которые легли в основу рассказанной мной повести.
Как всегда, неоценимую помощь оказала мне Кристин Э.Кард. Ее влиянием
проникнута каждая страница данной книги.
1. РВАЧ
Давно прошли те дни, когда вниз по Гайо спускались целые армады
лодок-плоскодонок, а ведь именно так добирались сюда первые пионеры, везли
с собой семьи, всевозможные инструменты, скарб, семена и пару-другую
поросят на развод. А теперь, того и гляди, из леса посыплются огненные
стрелы - и потом к французам в Детройте заявится какое-нибудь племя
краснокожих со связкой полуобгоревших скальпов на продажу.
Но Рвач Палмер подобными проблемами не заботился. Уж его-то судно,
доверху заставленное бочонками, узнает всякий краснокожий. В большинстве
тех бочонков мелодично плескалось виски - сладкая музыка для этих
варваров-краснокожих. Однако внутри огромной кучи драгоценных сосудов,
справленных руками умельца-бондаря, скрывалась одна бочка, в которой
ничего не плескалось. Ее доверху заполнял порох, от которого отходил
бикфордов шнур.
Ну и зачем Рвачу был этот порох? А вот зачем. Предположим, плывет себе
баржа по течению, матросы шестами отталкиваются от отмели, чтобы обогнуть
излучину, и вдруг, откуда ни возьмись, вываливается с полдюжины каноэ,
битком набитых раскрашенными в воинственные цвета краснокожими из племени
кикипу. Или на берегу загорается огромный костер, вокруг которого радостно
пляшут дьяволы-шони, размахивая занимающимися огнем стрелами и натягивая
луки.
Так вот, здравомыслящие люди в подобных случаях начинают молиться,
вступают в драку и благополучно прощаются с жизнями. Но только не Рвач. Он
встает посреди лодки, берет в одну руку факел, а в другую - фитиль и орет
что есть мочи:
- Взрывай виски! Взрывай виски!
Ну да, большинство краснокожих вообще не разумеют по-английски, зато
все они прекрасно знают, что значит "взрывай" и что такое "виски".
Поэтому, вместо того чтобы окатить баржу Рвача дождем из огненных стрел
или, выпрыгнув из каноэ, наброситься на моряков, краснокожие мигом
сворачивают в сторону, прижимаясь к противоположному берегу и обходя
плоскодонку с драгоценным грузом. Кое-кто кричит:
- Карфаген-Сити!
Рвач орет в ответ:
- Верно!
И каноэ дружно устремляются вниз по Гайо, направляясь к городу, в
котором вскоре начнется продажа огненной воды.
Для парней, что стояли на баграх, путешествие вниз по реке было первым
плаванием в жизни, они, конечно же, не знали того, что было известно
Рвачу, и потому ч



Назад