Кард Орсон Скотт - Эндер 4



ОРСОН СКОТТ КАРД
КСЕНОЦИД
ЭНДЕР ВИГГИНС (ENDER WIGGINS) – 4
Аннотация
Он — Эндрю Уиггин. Величайший из полководцев космической эры. Он — человек, уничтоживший целую цивилизацию.

Человек, которого с тех пор прозвали Ксеноцидом... Прошли годы — и теперь Звездный Конгресс готовится стереть с лица Вселенной планету Лузитания со всеми ее обитателями. Еще чуть — чуть — и в одно мгновение оборвутся миллионы жизней.

И толькол один человек способен предотвратить второй ксеноцид — Эндрю Уиггин. Человек, совершивший ксеноцид первый...
Кларку и Кэти Кидд: за свободу, за пристанище и развлечения по всей Америке
Глава 1
ПРОЩАНИЕ
Сегодня один из братьев спросил меня: Ужасно ли это узилище, когда не можешь тронуться с места, на котором стоишь?
А ты ответил…
Что теперь я более свободен, чем он. Неспособность двигаться освобождает меня от обязанности действовать.
Вы, говорящие разными языками, до сих пор лжете…
Хань Фейцы сидел в позе лотоса на голом деревянном полу рядом с ложем жены. Еще мгновение назад он, повидимому, дремал — хотя и не был в этом уверен. Но сейчас прочувствовал легкую перемену в ее дыхании, перемену столь же тонкую, как дуновение, вызванное движением крылышек мотылька.
Цзяньцинь тоже явно заметила произошедшую в нем перемену, поскольку перед тем молчала, а теперь отозвалась. Она говорила очень тихо, но Хань Фейцы слыхал очень выразительно, поскольку в доме царила тишина.

Он сам просил друзей и слуг сохранять молчание на время угасания жизни Цзяньцинь. Еще будет много времени на неосторожные возгласы в течение длинной ночи, что наступит, ночи без приглушенного шепота ее губ.
— Я еще не умерла, — сказала она.
Уже несколько дней после пробуждения приветствовала она его этими словами. Поначалу они казались ему ироничными или даже насмешливыми, но теперь знал, что она произносит их разочарованно.

По смерти она тосковала не потому, что не любила жизни, но потому, что смерть была неизбежной. Если чего нельзя оттолкнуть, следует принимать открыв объятия. Таков Путь, Дао.

Цзяньцинь за всю жизнь не сошла с Пути ни на шаг.
— Выходит, боги милостивы ко мне, — сказал Хань Фейцы.
— К тебе, — выдохнула она. — Над чем будем размышлять?
Таким вот образом она просила делиться с нею самыми сокровенными мыслями. Когда об этом просили другие, ему казалось, что они за ним шпионят. Но Цзяньцинь просила, чтобы размышлять об одном и том же.

И, благодаря этому, оба становились единой душой.
— Давай поразмышляем над природой желания, — ответил ей Хань Фейцы.
— Чьего желания? — спросила она. — И желания чего?
Моего желания, чтобы твои кости выздоровели, стали крепкими и не ломались при малейшем усилии. Тогда ты вновь смогла бы подняться, даже поднять руку, и мышцы твои не выдирали бы обломков костей, и сами кости не ломались бы от напряжения.

Тогда мне не пришлось бы глядеть, как ты угасаешь. Сейчас ты весишь всего восемнадцать килограммов. Я даже и не представлял, насколько мы счастливые, пока не стало известно, что не сможем быть вместе.
— Моего желания, — ответил он. — Моего желания тебя.
— «Ценишь лишь то, чего не имеешь». Чьи это слова?
— Твои. Некоторые говорят так: чего иметь не можешь, а другие: чего иметь не должен. Я же говорю так: понастоящему можешь оценить лишь то, чего будешь желать всегда.
— Но я твоя навечно.
— Я потеряю тебя ночью. Или завтра. А может через неделю.
— Хорошо, давай порассуждаем о природе желания, — спокойно предложила Цзяньцинь. Как и обычно, она пользовалась философией, чтобы вырвать мужа и



Назад