Каралийчев Ангел - Пшеничная Лепёшка



Ангел Каралийчев
Пшеничная лепёшка
Бабушка тайком разрыла уголья в очаге, вытащила лепёшку и куда-то её
спрятала. Ванчо и Куна обшарили все уголки, заглянули под кровать, в шкаф,
порылись на всякий случай в очаге - лепёшки и след простыл.
- Дай нам лепёшку, бабушка, дай! - взмолился Ванчо.
- Дай, пожалуйста, бабушка! - стала просить его сестрёнка.
- Не егозите, скалка тут как тут! - пригрозила им старушка.
- Бабушка, мы есть хотим! - жалобным голоском заныла Куна.
- А ну-ка раскрой рот, дай взгляну!
- Никому-то ты, бабушка, не веришь! - Куна, словно рыбка, разинула
ротишко.
- Да ты и впрямь голодна, - удивилась бабушка. - Вот тебе и раз! Ничего не
поделаешь подождите ещё маленько - отец скоро из лесу приедет.
- А где же лепёшечка? - Ванчо стал дергать старушку за подол, на его глаза
навернулись слезы.
- Где, спрашиваешь? Убежала на нивушку доглядеть. Неужто не видели? Вон
она, вон - по дороге катится. А за ней Черныш гонится и лает.
Ванчо и Куна прижались носами к запотевшему окошку. За окошком - широкая
белая дорога. Снегу навалило выше человеческого роста. Занесло кусты, занесло
домишки, лес занесло. В поле холодно и страшно. Голодные волчища рыщут по
дороге, посматривая на деревню, над которой вьются дымки, точат зубы и рычат.
Никто не смеет носу туда показать, а лепёшка ишь какая храбрая - выпрыгнула из
очага, отряхнулась от угольков и покатилась. Нивушку вздумалось ей повидать!..
- Бабушка...- обернувшись, задумчиво сказал Ванчо.
- Чего тебе?
- Скажи, это правда?
- Что?
- А то, что ты нам говорила, будто лепёшка на нивушку бегает.
- Правда, внучек. Бабушка никогда не говорит неправду.
- А далеко до нивушки?
- Очень далеко.
- Она во-он там, за лесом! - Куна помахала рукой.
Детишки снова уткнулись носами в окошко. Снег порошит. Заносит дома. Они
покряхтывают под толстым покрывалом, с трудом дыша сквозь отдушины труб. Пара
буйволов еле волочит по дороге сани, перегруженные дровами. Вот сани
переезжают через мост и исчезают за сугробами.
- Бабушка, расскажи нам про лепёшку!
Русые головёнки умильно оборачиваются к старушке.
- Разве я вчера не рассказывала?
- А ты ещё разок расскажи.
- Ну ладно, так уж и быть. Слушайте! - начинает бабушка. - Выпрыгнула
лепёшка из очага, оглянулась, стряхнула уголья и шмыгнула за дверь. Да как
припустит, только пятки засверкали. Черныш - за ней следом до самого моста
гнался, но куда там - она шустрее зайца. Видит Черныш, что не догнать лепёшку,
тявкнул на ветер и вернулся домой.
Покатилась лепёшка по чистому полю, докатилась до опушки. Только в лес
забралась, навстречу ей откуда ни возьмись волчище голодный - трое суток
крошки у него во рту не было.
Вылупил он на нее глазищи, лапой топнул:
- Стой, такая-сякая! Я бы проглотил тебя в один присест, да у меня с
голоду в глазах темно, боюсь - подавлюсь ненароком.
- Ох, братец-волчок, не глотай меня! Подавишься непременно - уж больно я
твердая Подожди меня тут, я скоро вернусь! Мне бабушка велела сбегать на
нивушку, где я родилась - тогда, мол, стану и мягкой и вкусной. А сейчас я ни
на что не гожусь - больно горячая.
Обманула она глупого волка. Поверил он ей. Уселся на дороге и ждёт. Ждёт,
а студёный ветер уши ему так и щиплет.
Покатилась лепёшка дальше. Через горки, по лощинкам, через дремучий лес -
прямо на ниву прикатила. Широкая нива, большая. Посреди нивы -
груша-самосадка, словно русалка в белой рубахе, стоит. А у межи - родничок
замёрзший.
Наклонилась над ним лепёшка, от стужи вся красная, и



Назад